Рубеж обороны Москвы под Звенигородом
Известный стародачный посёлок на Николиной горе - дачный кооператив РАНИС (работников культуры и искусства) - летом 1941 года опустел как никогда. Совсем скоро, осенью, линия фронта приблизилась к нему вплотную.
Из воспоминаний никологорцев:

«Во второй половине ноября, когда в Звенигородском районе начались сильные бои, Звенигород эвакуировался. Сотни беженцев из Звенигорода, из Ершово, Козино и Грязи опять уходили через Николину гору. Женщины, закутанные до глаз, везли на салазках детей и скарб, стариков и старух, гнали коров и коз».
В ноябре уже шли ожесточённые бои под Звенигородом, а в самом начале декабря противник захватил ряд населённых пунктов к востоку от города - Липки, Грязь, Палицы, Ларюшино, 3 декабря он был в Маслово, отдельные части немцев вышли к Аксиньинскому кладбищу и просочились на территорию Николиной горы. В эти дни советское командование перебросило на правый фланг 5 А резервы (войска НКВД по охране тыла), предназначенные для наступления на других участках фронта, в частности, две стрелковые и две танковые бригады, и уже 5-6 декабря они перешли в контрнаступление. В результате удалось освободить Маслово, Ларюшино, Палицы, 7 декабря 449-й стрелковый полк отбил Синьково, но в целом наши войска в эти первые дни контрнаступления смогли продвинуться только на 3-4 км.

Из войск резервов местным жителям и старожилам особенно запомнились сибиряки в овчинных тулупах, валенках, тёплых шапках, все хорошо вооружённые. Это были бойцы и командиры 43-й отдельной стрелковой бригады, сформированной к началу ноября 1941 г. в Новосибирске - сами они разместились в районе Николиной горы, а их штаб дислоцировался в селе Успенское.
Воспоминания об этих днях оставил полковник Василий Филимонович Маковеев, ветеран 43 осбр:

«В городе [Новосибирске] формировалась 43-я отдельная стрелковая бригада. Это было не простое соединение. Воины ее — курсанты военных училищ, созданных в начале войны. Они готовились по сокращенной программе и уже вполне могли командовать взводами, однако обстановка сложилась так, что их пришлось направить на фронт рядовыми.

Это были отличные бойцы: грамотные, хорошо подготовленные, почти все — спортсмены, как правило — прекрасные лыжники. Большинство до призыва были охотниками, а значит, меткими стрелками и хорошими следопытами. Каждый умел сварить обед на костре или в охотничьей избушке, привык ночевать в шалаше, на лапнике, или у того же костра, прикрывшись курткой.

На формирование нам выделили четыре дня.
<...>
В Подмосковье мы прибыли в знаменательные дни — завершалась подготовка к решительному контрнаступлению против зарвавшегося врага. 3 декабря бригада сосредоточилась в районе Николиной Горы — дачного поселка, расположенного в излучине реки Москвы, в получасе езды от города. Это живописное место всегда привлекало москвичей: летом — обилием грибов, рыбалкой, зимой — лыжными трассами.

Но 3 декабря 1941 года этот живописный уголок был не похож на место отдыха».
Хронология:
1
3.XII.1941 немцами занят район у окраин посёлка (в границах 1941 года). В этот день немецкие подразделения захватили дорогу Николина Гора – Уборы (у поворота на Маслово).
2
4 декабря немецким подразделениям поступил приказ отходить на оборонительные позиции восточнее д. Ларюшино.
Из воспоминаний никологорцев:

«В лесу и на участках красноармейцы рыли окопы. Через гору в бой пошли танки. Летчики, жившие в дачах, переехали ближе к Москве. В освобождённых дачах тотчас разместились на отдых воинские части, только что вышедшие из боя. Едва отдохнув, они снова уходили в бой».

«Солдаты двигались по лесу, по дороге, по участкам, тащили на веревках, по снегу в ящиках противотанковые мины. Время от времени по дорогам и по лесу быстро проезжали грузовые автомобили и с них бросали красноармейцам буханки хлеба и копчёную воблу, так как полевые кухни не успевали накормить всех. В даче Кравченко был устроен полевой лазарет. Здесь оказывалась первая помощь раненым. Полы и стены дачи были залиты кровью. Умерших от ран хоронили прямо на участке».
Братская могила советских воинов в пос. Николина гора
В ожесточённых сражениях в окрестностях Николиной горы воюющие стороны понесли большие потери. Много наших погибших бойцов и командиров похоронены в братских могилах округи - одна из них расположена в центре посёлка, в самом начале Никологорской улицы. В 1952 году над захоронением силами жителей Николиной горы был установлен памятник. Инициатором этого проекта выступила Н.П. Кончаловская, которая оставила об этом воспоминания (Кончаловская Н.П. Памятник // Наша Николина гора. Книга первая. М. 2008, с. 57-65).
Установлены фамилии двух человек, похороненных в братской могиле, - это красноармеец Пилевин Игнатий Николаевич, 1923 г.р. и сержант Синяков Михаил Борисович, 1897 г.р. Оба военнослужащих погибли 19.11.1941 г.