Деревня Липки
Ценность этой территории определяется высокой степенью сохранности исторического ландшафта, позволяющего реконструировать события военного времени и создать здесь не имеющий аналогов в Московском регионе музей под открытым небом. Сейчас эта территория благоустраивается жителями и поддерживается как общественный мемориальный музей-заповедник.
Название деревни Липки известно по документам со второй половины XVII в.

2 декабря 1941 года Липки были захвачены частями 87-й пехотной дивизии вермахта, входившей в состав IX-го армейского корпуса генерала пехоты Германа Гейера. В здании школы располагался штаб 185-го пехотного полка этой дивизии, боевые части и подразделения обеспечения заняли жилые дома; в деревне немцы также устроили кладбище для своих погибших солдат и офицеров. Возле д. Липки располагались позиции артиллерийского дивизиона (позже были перенесены к д. Грязь ближе к передовой линии фронта). Этот район подвергался атакам советской авиации.

Со стороны д. Липки противник наступал на Палицы и далее в направлении на Аксиньино и Николину гору.

6 декабря 1941 года советские войска перешли в контрнаступление по всей линии фронта — на данном участке наступала 43-я отдельная стрелковая бригада сформированная в Новосибирске из курсантов военных училищ. Командовал бригадой Герой Советского Союза полковник Иван Михайлович Некрасов, который уже в первых боях получил ранение и выбыл из строя.

По воспоминаниям ветерана 43 осбр полковника Маковеева В.Ф., бригада получила приказ о наступлении 5 декабря и в тот же день атаковала немцев в Палицах, затем наступала на Липки. [1] За несколько дней нашим войскам удалось продвинуться вглубь вражеской обороны на 3-5 км и освободить ряд населённых пунктов, в т.ч. и д. Липки (освобождена 7 декабря).

«А между тем гитлеровцы, выбитые из населенного пункта Палицы, срочно укреплялись в поселке Липки. <…> Снежной морозной ночью сводный отряд майора А. Е. Меньшикова сделал бросок в тыл и к 2.00 достиг дороги Липки — Козьмино. Сибиряки, рассредоточившись, незаметно подкрались к объекту атаки и разгромили противника. Сообщение об этом вскоре поступило на командный пункт бригады. И уже в 4.00 наши батальоны после короткого огневого налета преодолели по проделанным проходам проволочные заграждения, ворвались в траншеи противника и очистили их. Впереди лежал поселок…

Зная, что гитлеровцы выгнали из домов всех жителей, полковник Гладышев приказал выдвинуть артиллерию на огневые позиции для стрельбы прямой наводкой, подавить вражеские огневые точки и уничтожить дома, в которых

размещались штаб пехотного полка и командные пункты приданных ему танковых и артиллерийских подразделений.

Вскоре сопротивление гитлеровцев было сломлено окончательно. Потеряв убитыми более 800 солдат и офицеров, они отошли. В поселке мы нашли следы злодеяний оккупантов. Около 60 военнопленных гитлеровцы заживо сожгли в сарае. Местные жители, возвратившиеся из леса, где они прятались до освобождения поселка нашими войсками, рассказали, что фашисты отбирали у них теплые вещи, натягивали на себя даже женские кофты и юбки, чтобы согреться. Они перетаскивали в землянки матрацы, одеяла, простыни, отнимали у местных жителей продукты, разбирали дома, чтобы соорудить блиндажи». [1]

Как зафиксировано в спецсообщении НКВД от 14.12.1941, в деревне Липки «..было 13 домов, в н[астоящее] время осталось 3 дома в полуразрушенном виде, для жилья непригодны, остальные дома при отступлении немцы сожгли. В деревне осталась проживать гр. Федулова Устинья Семеновна с тремя малолетними детьми, остальное население немцы угнали к себе в тыл. С ее слов видно, что весь скот, птицу, домашние вещи немцы у населения отобрали, забрали с собой». [2]

Из воспоминаний Раисы Сергеевны Орловой, заставшей войну пятилетней девочкой. Дом Раисы Сергеевны, который практически единственный уцелел в Липках, стоит до сих пор, правда перестраивался частично и половина дома принадлежит другим хозяевам.

Подробнее
 
Поисковые работы на месте падения советского биплана

Летом 2021 года 15 лет поисков сбитого (предположительно) 3.12.1941 г. советского биплана У-2 в районе д. Липки — Ларюшино — Палицы завершились успехом! 24 июля в лесном массиве к востоку от д. Липки была найдена пластина с заводским номером упавшего самолета. Деталь позволит идентифицировать аэродром, с которого вылетел самолёт, точно восстановить историю биплана и самое главное — определить имена членов экипажа.

Поисковые работы в Липкинском лесу проводятся поисковыми отрядами «Вымпел» (Власиха) и «Китежъ». 15 лет Владимир Олейник («Вымпел») обследовал лесные кварталы, чтобы найти место падения биплана. 3 июля ему удалось обнаружить фрагменты двигателя. Однако найденные части — коленвал и цилиндр М-11 (тип Б, В) в отсутствии номерных деталей не позволяли точно определить машину и имена летчиков. День обнаружения шильдика с заводским номером самолёта стал самым знаменательным с момента обнаружения места падения У-2. Удача улыбнулась самому юному участнику поискового отряда «Вымпел» — Андрею Байдакову. В обследованиях также приняли участие молодёжно-патриотический клуб «Азимут», участники проекта «Рубеж обороны Москвы под Звенигородом», работники Звенигородского историко-архитектурного музея и местные жители.

31 июля, во время продолжения поисковых работ, юная жительница Звенигорода Валерия Буданова нашла корпус держателя лампы аэронавигационного огня. Сама по себе это малозначащая деталь, но расшифровав нанесенное на ней заводское клеймо, удалось уточнить год выпуска самолёта. Прибор был изготовлен в первом квартале 1939 г. – тем самым подтверждаются сведения из архива, что самолет У-2 N 14931 был выпущен в начале 1939 г.

Эта находка приближает к цели выяснения обстоятельств гибели советского биплана и находившихся в нем летчиков в декабре 1941 года!

Одинцовским телевидением был подготовлен репортаж о проведённой работе по поиску и идентификации фрагментов самолета У-2, а также записано интервью с поисковиками.

Факт приближения к Москве на минимальное расстояние нашёл отражение (с некоторым оттенком чёрного юмора) в иллюстрированной схеме боевого пути одного из дивизи- онов 187-го ап. На указателе, перед которым в задумчивости стоят два немецких солдата, надписи: «30 км до Москвы» (справа) и «195 км до зим- них позиций» (слева). Зимние позиции 87-й пд окажутся в районе Гжатска. Цифра 1164 км, поставленная на схеме в районе надписей «Липки», «Синько- во», «Грязь», обозначает путь, прой- денный немцами от границы Совет- ского Союза. 1164 км победного марша на восток и всего 30 так и не пройден- ных километров до заветной цели» Источник: книга Л. Четверикова и И. Михалёва «Бои под Звенигородом осенью – зимой 1941 года. Взгляд с немецкой стороны: хронология»

Показана нумерация русских частей и соединений 5.12.41 (по разведданным 87-й немецкой дивизии) и время атак. Также обозначены населённые пункты Писково, Ларюшино, Грязь и русло Москвы-реки (для ясности мы про- дублировали по-русски эти плохо читаемые надписи). Наглядно показано, что в этот день русская авиация наносила бомбовый удар.

Ещё раз кратко поясним общую обстановку, изображённую на схеме. К вечеру 3.12.1941 немецкое командование поняло, что наступление двумя группировками (так называемые «клещи» в версии советской историографии), охватывающими с севера и с юга русские войска (которые держали оборону у Минского шоссе), фактически выдохлось. Русские не дрогнули (как это было в ночь 20/21 ноября) и не стали отводить (под угрозой немецкого окружения) войска из потенциального мешка.

 

Оставаться же в таком подвешенном состоянии незавершённого удара для немецких наступающих клиньев было полным безумием. Поэтому во второй половине дня 4.12.41 передовые подразделения 87-й пд, составлявшие остриё северного клина, начинают отход из Маслово. Немецкие части 87-й пд на линии Писково — Ларюшино — Грязь подвергаются постоянным атакам русских, но удерживают позиции. Командование IX ак в этот день намечает новые «зимние позиции» для корпуса на линии Ершово — Козьмино — Славково. Отход должен произойти вечером 6.12.41. В течение суток (с вечера 5 декабря до вечера 6 декабря) сапёры должны были успеть возвести на этой линии хотя бы самые необходимые оборонительные сооружения

ПАМЯТНИК ПОГИБШИМ ЗЕМЛЯКАМ В Д. ЛИПКИ

В деревне Липки местными жителями создан и установлен памятник в честь односельчан, которые погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Здесь были и воинские захоронения, которые в 50-е годы перенесли в д. Палицы и с. Иславское. В Журнале учёта братских и одиночных могил воинов Советской Армии, похороненных в Звенигородском районе, зарегистрированы две братские могилы — одна «возле деревни», другая около подсобного хозяйства, на север, возле леса. [3] Количество похороненных в них человек не сообщается.

Вослевоенные фотографии Деревни Липки

«Здравствуйте! Сделала копии с нескольких послевоенных фото. На них ветераны войны деревни Липки. Надо бы их имена назвать, но мой муж уже не может вспомнить, так как он больной человек. На фоне зимней деревни мой свёкор, Михаил Николаевич Заварин, награждённый медалью «За отвагу». Он стоит первый и там, где трое ветеранов. Это они инициаторы создания памятника не вернувшимся с войны. Ещё на фото летняя страда — пора сенокоса, а маленький — как раз мой муж.Ну и еще липкинские подростки. Может быть, какое-то фото пригодится.
С признательностью, Т.И. Жукова»

«На фото отец мужа Заварин Михаил Николаевич , который самолично построил дом в Липках, В центре — Иванов Владимир Васильевич. Справа – Савчук Василий Дмитриевич, активный житель Липок. Три подростка, слева направо : Земнухов Виктор, Савчук Сергей, Заварин Владимир. Первых двух уже нет в живых. Общая фотография у памятника : первый : Савчук Василий Дмитриевич, третий Иванов Владимир Васильевич, шестой -Заварин МИхаил Николаевич. Сено заготавливает : семья Завариных и Михаилом Николаевичем. В Липках на возложение могли приехать из других мест. Сейчас бабушки их не узнали.»

[1] В.Ф. Маковеев. Там, где русская Слава прошла; В.Н. Федотов. В пламени боёв. — М.: Воениздат, 1989

[2] СПЕЦСООБЩЕНИЕ НАЧАЛЬНИКУ УНКВД ПО г. МОСКВЕ И МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ СТ. МАЙОРУ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ М.И. ЖУРАВЛЕВУ Уполномоченный от УНКВД по г. Москве и Московской области ст. лейтенант госбезопасности А. Сурский. Начальник Звенигородского РО УНКВД лейтенант госбезопасности Гореликов. ЦАОПИМ. Ф. 1870. Оп. 1. Д. 9. Л. 181–187. из книги «Бои под Звенигородом осенью-зимой 1941 года. Взгляд с немецкой стороны» И. Михалёва, Л. Четверикова, А. фон Хассель, А. Мерроу

[3] ЗИАиХМ. ОФ. Док-1736, с. 7.

[4] по немецким документам и по воспоминаниям жителей, заставших войну в более сознательном возрасте, штаб располагался в здании школы. Вероятно, в доме Раисы Сергеевны размещался временный лазарет для раненых

Памятники Рубежа обороны Москвы под Звенигородом